ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Около 1,8 млрд. человек (примерно 25% населения Земли) считает себя мусульманами. По численности приверженцев ислам уступает только христианству.

Исламская община охватывает более 120-ти стран, в основном в Западной, Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии и Северной Африке, из которых в 35-ти мусульмане составляют подавляющее большинство населения. В 28-ми странах ислам является государственной религией – в Египте, Саудовской Аравии, Марокко, Кувейте, Иране, Ираке, Пакистане и др.

Впрочем, называться мусульманином не всегда значит быть верующим человеком, и это несовпадение часто приводит в заблуждение статистиков. Ислам является и воспринимается не только как комплекс религиозных догм и ритуалов, но и как определённый образ жизни, бытовые правила и обычаи, которым изо дня в день следуют даже нерелигиозные люди.

Таких людей, далёких от религии, всё равно считают мусульманами, потому что они выросли в странах, где широко распространён ислам, где с исламом тем или иным образом связано культурное и историческое прошлое, где большинство событий семейной и общественной жизни люди по традиции сопровождают мусульманскими религиозными формулами, полный смысл которых на арабском языке далеко не всегда понимают даже те, кто их произносит.

С возникновением индустриального общества в Европе общая ситуация в мире резко изменилась. Используя новейшие технические достижения, прежде всего в военной технике, развитые европейские страны перешли к колониальным захватам, затронувшим непосредственно и мусульманские страны.

Под нажимом Европы с её капиталистическими потенциями традиционный Восток начал подвергаться глубокой, коренной ломке, затронувшей также и его религии. И хотя религий эта ломка коснулась в наименьшей степени, этого было вполне достаточно для того, чтобы уже в 19-ом веке весь мир ислама в лице прежде всего его духовных вождей, культурных лидеров, остро ощутил, что необходимы изменения.

Началась эпоха реформ и трансформации ислама, сложная и противоречивая, с различными поступательными и реверсивными движениями, под знаком которых ислам живёт и в наши дни.

Первым серьёзным реформационным движением в исламе был ваххаби́зм. Это новое течение возникло в суннитским исламе в 18-ом веке среди бедуинов Аравии и свой основной удар направило против отклонения от чистоты первоначального ислама. В его основе лежало строгое учение Мухаммада ибн Абд аль –Вахха́ба (1703–1792 гг.), мыслителя 18-го века, который противился вносимым в ислам новшествам.

Последователи ваххабизма проповедовали суровый аскетизм, который исключал любой культ, и выступали как против развлечений, так и против посредников-духовников во взаимоотношениях мусульманина с Аллахом, против святых мест.

Выступив под лозунгом джихада – священной войны – и разгромив ряд аравийских городов, включая Мекку (где был изуродован даже древний и священный для всех мусульман камень Каабы), ваххабиты в начале 19-го века основали эмират, потомки главы которого Сауда, правят в Саудовской Аравии и поныне.

Ныне ваххабизм носит более умеренный характер, а святыни Аравии не только восстановлены, но и находятся под защитой и покровительством властей. Ваххабиты проповедуют очищение ислама от позднейших наслоений, социальную гармонию и единство мусульман, выступают за строгое соблюдение моральных принципов ислама, осуждают роскошь, стяжательство, а также важное место отводят идее джихада.

Для части ваххабитов действительно характерны религиозный фанатизм и политический экстремизм. Но это напрямую мало связано с исламом, как и с религией вообще, поскольку любая религия в принципе имеет миротворческую, а не агрессивную основу и больше думает о вечном и бесконечном, чем о преходящем.

 

Однако то, что оказалось возможным для населённой бедуинами отсталой периферии арабского мира, не годилось для других, более развитых районов. Здесь нужны были более радикальные преобразования, которые могли бы приспособить традиционный ислам к новым запросам, к новым уровню и ритму жизни.

Во второй половине 19-го века верхи образованных мусульман в сравнительно развитых исламских странах постепенно перенимали распространившиеся к тому времени в Европе различного рода идеи, от умеренно либеральных до революционных, включая социализм различного толка. Не сразу и не везде эти идеи получали распространение, но их влияние в целом становилось всё более ощутимым; они явно подстёгивали процесс реформации ислама.

Несмотря на яростное сопротивление со стороны защитников незыблемости ислама, реформы с начала 20-го века следовали повсюду одна за другой. Коран и ислам примирялись с жизнью и временем: проповеди и решения стали транслироваться по радио, причём на языке слушателей. Устаревшие нормы шариата кое-где решительно пересматривались, уступая более современному, заимствованному у европейцев судопроизводству.

Пример наиболее радикальных реформ в этом направлении показала Турция. Революция и преобразовательная деятельность Мустафы Кемаля Ататюрка (1881–1938 гг.) в Турции в 1918–1923 годах заслуживают (с точки зрения реформы и модернизации ислама, кардинальной ломки обветшавших традиций) наибольшего внимания. Для других мусульманских стран Турция явилась ориентиром.

После революции суды шариата уступили место конституционным нормам, основанным на принятых в Европе юридических принципах. Упростилась обрядность ислама, облегчались условия поста. В отдельных странах «церковь» была отделена от государства, деятельность которого приобрела светский характер.

Резко изменилось положение женщин, которые освобождались от затворничества и включались в активную общественную жизнь. Их даже начали допускать в мечети. В ряде мусульманских стран (как, например, в Турции) в законодательном порядке была введена моногамия.

Мусульманский феминизм – это не нелепый парадокс. Мусульманские феминисты утверждают, что Коран и хадисы, несмотря на их патриархальность во многих отношениях, уже во время их создания представляли собой качественный скачок для женщин в том, что касается имущественных прав, наследства, разводов и образования. Кроме того, они отмечают, что по меньшей мере 7 государств с преимущественно мусульманским населением уже возглавили женщины.

Однако в Индии, Индонезии и некоторых арабских странах процесс модернизации ислама шёл значительно медленнее и сопровождался множеством противоборствующих течений. Ситуация резко изменилась лишь с середины 20-го века, после Второй мировой войны и крушения колониальной системы. Это послужило толчком, резко изменившим ход общественной жизни. Расколотая на 2 части Индия дала жизнь новому чисто исламскому государству – Пакистан (в свою очередь разделившемуся на Пакистан и Бангладеш). Сложный путь развития Пакистана и Бангладеш привёл в конечном счёте к некоторым преобразованиям. Однако суть их не выходит за рамки буржуазных реформ.

С 1950-х годов процесс модернизации ислама стал проявляться в наиболее развитых арабских странах – в Египте, Сирии, Ираке.

Попытки согласовать нормы ислама с радикальными преобразованиями ещё более усилились в 1970-х годах, чему способствовал ряд важных обстоятельств, и в первую очередь резкое усиление экономических и политических позиций некоторых ведущих исламских стран.

Исламская революция в Иране 1979-го года, в результате которой Иран был объявлен первой Исламской республикой, стала одним из ключевых событий 20-го века и имела огромное значение для всего мира. Установление прочной шиитской власти в богатом нефтью Иране поставило под сомнение неформальное лидерство суннитской Саудовской Аравии в мусульманском мире.

С 1970-х годов усиление экономической и политической мощи некоторых мусульманских стран стало вести к росту политических амбиций руководства многих из этих стран и соответственно увеличению роли ислама в качестве мощной национальной традиции.

Всё чаще средством заявить о себе, средством давления становится экстремизм. В наши дни в мире создались определённые объективные условия для оживления ислама в его наиболее жёсткой форме. И эти условия стали активно реализовываться усилиями исламистов.

 

В число недавних событий в мире ислама, наиболее пугающих как для мусульман, так и для немусульман, входит рост исламизма – радикальной формы политизированного ислама, которая заимствовала традиции мученичества (заложенные иудеями и адаптированные христианами) и придала им новое опасное направление.

Что такое исламизм, люди понимают по-разному, однако, как подразумевает суффикс «–изм», в первую очередь он относится к идеологии, антизападной и антиамериканской идеологии, применяемой для достижения политических целей такими организациями, как «Талибан» в Афганистане, «Хезболла» в Ливане, ХАМАС на Палестинских территориях и, конечно, «Аль-Каида».

Если ислам – религия, то исламизм – политическая программа, революционная по целям, утопическая по духу и радикальная во всех смыслах этого слова.

С идеологической точки зрения цель исламистов – очистить ислам от загрязняющего налёта современности, возврат к строжайшему применению шариата во всех областях жизни народа, семьи и личной жизни каждого человека. Не в последнюю очередь это означает ликвидацию присутствия войск США на Ближнем Востоке, а также и ликвидацию государства Израиль.

Политическая цель исламистов – создание исламских государств (или транснационального халифата) в соответствии с их специфическими представлениями о мусульманском праве.

Для достижения этих целей применяется различная тактика, но у некоторых исламистов она ассоциируется с насилием и террактами, которые совершают смертники. Герои исламизма – так называемые мученики, которые в нарушение чётких запретов Корана на суицид взрывают себя, в том числе и ради мгновенного переселения в Рай.

Одна из форм исламизма, официальная теология Саудовской Аравии ваххабизм, в начале 21-го века получила глобальное распространение благодаря саудовским деньгам, на которые во всём мире строились новые мечети.

Важно отделить от исламизма исламский фундаментализм. Строгое следование Корану и Сунне определило понятие «мусульманский фундаментализм», который выражается в более активном распространении мусульманских обрядов, обычаев, традиций, в призывах к их неукоснительному соблюдению, в увеличении строящихся мечетей и т.п.

Исламский фундаментализм – религиозный феномен, а исламизм – это «политический ислам», который для оправдания политики экстремизма и террора использует фундаменталистические лозунги.

Исламисты твёрдо придерживаются убеждения, что сейчас мы наблюдаем столкновение цивилизаций, ислама и христианского Запада, но в действительности их деятельность отражает внутриисламскую культурную войну, столкновение между истинно правоверными мусульманами (которым Коран запрещает убивать женщин и детей) и радикальными исламистами.

 

На другом конце политического спектра находится прогрессивный ислам – новое течение, особенно сильное в Европе и США.

Прогрессивные мусульмане – непреклонные противники ваххабизма и исламизма, но вместе с тем они осуждают империализм и колониализм. Прогрессивные мусульмане убеждены, что стержень исламской традиции образует борьба за справедливость. Они верят, что светочи ислама всегда были на стороне бедных и слабых и что древние исламские традиции, предписывающие защищать беззащитных, побуждают их бороться за гендерное равноправие и права человека.

Промежуточное положение между исламистами и прогрессивными мусульманами занимают сотни миллионов сторонников умеренного ислама. Исламистские партии проигрывают на выборах. Большинство местных мусульман отождествляют себя с умеренными и прогрессивными силами.

Ислам играет ключевую роль на Ближнем Востоке и в Азии и стремительно наращивает своё присутствие в Европе и Северной Америке. Вклады в исламских банках, по данным Международного валютного фонда, «растут поразительными темпами».

Ввиду стремительного развития Бразилии, России, Индии и Китая, наш тратящий много нефти мир, по-видимому, обречён хотя бы в ближайшее время тратить её ещё больше, а значит, влияние преимущественно исламских стран ОПЕК будет только расти. Превращение этих стран во влиятельную силу в современном мире по-новому ставит вопрос об исламе.

Из всех религиозных систем современного мира ислам остаётся сегодня одной из наиболее значительных сил. Сила ислама не в количестве верующих (число христиан или буддистов в мире вполне сопоставимо с числом мусульман), но прежде всего в той идейной слитности мусульманской общины, основы которой были заложены ещё Пророком Мухаммедом.

Современный ислам, слившийся с жизнью целой расы, занимает почётное место среди других религий и верований человечества.

 

Назад Вперед