ИИСУС У ЕССЕЕВ

Те знания, к которым стремился Иисус, в те времена могли быть только у Ессеев.

Евангелие обходит полным молчанием жизнь Иисуса до Его встречи с Иоанном Крестителем, после которой Он как бы начинает своё великое служение. Непосредственно после этого Он появился в Галилее с совершенно определённым учением, с уверенностью пророка и сознанием Мессии (греческий эквивалент этого иудейского термина – Христос). Но очевидно, что этому смелому выступлению предшествовала долгая подготовка и высшее посвящение. Не менее вероятно и то, что посвящение это должно было произойти в единственном братстве, которое сохраняло в те времена в стране израильской истинные эзотерические традиции и высокий уровень жизни древних пророков.

Это подтверждается не только внутренней близостью, которая существует между учением Иисуса и учением Ессеев, но и тем молчанием, которое Христос и Его близкие сохраняли относительно этой секты. Почему Он, который так смело и свободно нападал на все религиозные партии своего времени, ни разу не упоминает даже имени Ессеев? Почему апостолы и евангелисты не говорят о них почти ничего? Это обстоятельство можно объяснить только тем, что они смотрели на Ессеев как на своих, что они были связаны клятвой, которая давалась при посвящении в мистерии, и что эта секта слилась с христианами.

Братство Ессеев представляло во времена Иисуса последние остатки тех школ пророков, которые были основаны последним знаменитейшим из судей израильских Самуилом. Деспотизм палестинского правительства и ревнивая зависть честолюбивого и раболепного священства загнали их в уединённое убежище и принудили к молчанию. Они не боролись более, как их предшественники, и довольствовались тем, что сохраняли в целости предания.

Ессеи имели два главных центра: один в Египте, на берегу озера Маорис, другой в Палестине в Енгадди, на берегу Мёртвого моря. Избранное ими для себя название Ессеев происходит от сирийского слова Asaya, что означает «врачи», а по-гречески «терапевты», ибо их открытая деятельность среди народа состояла в излечении физических и психических недугов.

Некоторые из них обладали даром пророчества. Философ и богослов Филон Александрийский (25 г. до н.э.–50 г. н.э.) говорил: «Они служат Богу с великим благочестием, и не внешними жертвоприношениями, а очищением своего собственного духа».

Правила ордена были очень строгие. Чтобы вступить в него, нужно было пробыть на испытании не менее года, после чего вступающий произносил «страшные клятвы», обязывающие его исполнять все постановления ордена и ничего не выдавать из его тайн.

Внутренний культ Ессеев составляла общая трапеза, которая происходила с большой торжественностью. Они смотрели на одежду, употреблявшуюся при этих трапезах, как на священную, и снимали её прежде чем приняться за обыденные работы. Эти братские вечери были прообразом Тайной Вечери, основанной Иисусом.

Всё это удивительно похоже на организацию Пифагорейского ордена, но сходство это объясняется тем, что такая организация существовала и у древних пророков, и везде, где происходило посвящение.

Рассеянные небольшими группами по всей Палестине Ессеи находили друг у друга самое радушное гостеприимство. Евангелия описывают Иисуса и Его учеников, переходящих из города в город, из округа в округ в полной уверенности, что они везде найдут приют.

Равнодушного к внешнему великолепию иерусалимского культа, далёкого от жёсткости саддукеев и гордости фарисеев, отталкиваемого педантизмом и сухостью синагоги Иисуса привлекала  к Ессеям внутренняя близость, естественное духовное родство.

После смерти Иосифа Иисус получил полную свободу. Его братья могли продолжать дело отца и поддерживать дом. Мария согласилась на то, чтобы сын ушёл втайне от всех к Ессеям в Енгадди.

От Ессеев Иисус получил то, что только они и могли Ему дать: эзотерическое предание пророков и отсюда – осведомлённость относительно исторической и религиозной эволюции. Он осознал ту пропасть, отделявшую официальную еврейскую доктрину от древней мудрости Посвящённых, которая была истинной матерью всех религий, постоянно преследуемой «сатаной», то есть духом Зла, эгоизма, ненависти и отрицания, соединённым с политическим абсолютизмом и с церковным лицемерием.

Иисус узнал, что «Книга Бытия» под своим символизмом заключает теогонию и космогонию, столь же далёкую от своего буквального смысла, как далека самая глубокая из наук от детских сказок. Он был поражён величием мысли Моисея, который стремился подготовить религиозное единство всех народов, создавая культ единого Бога и воплощая эту идею в Израиле.

Там же Иисус мог узнать учение о божественном Глаголе, которое в Индии провозглашалось Кришной, в Египте – жрецами Осириса, в Греции – Орфеем и Пифагором и которое было известно среди пророков под названием Мистерий Сына Человеческого и Сына Божьего.

По этому учению, наивысшее проявление Бога есть человек, который по своему внутреннему строению и по разуму есть образ и подобие Бога, свойствами которого он обладает. Но в земной эволюции человечества Бог как бы раздроблен и рассеян во множестве людей и в несовершенстве человеческом. Он – Сын Человеческий, Он ищет Себя, Он страдает.

Но в известные эпохи, когда человечество подходит к бездне и его необходимо спасти и дать ему толчок, чтобы возвести на новую ступень, появляется Избранник, которого отождествляют с Богом. Божественная природа, отличающаяся силой, мудростью и любовью, проникает в Него силой Духа, воплощается в Нём, и Сын Человеческий становится Сыном Божьим и Его живым Глаголом.

Полное признание важности значения секты Ессеев было получено тогда, когда недалеко от Мёртвого моря, в Кумране, были найдены свитки, ставшие впоследствии знаменитыми.

Летом 1947 года в пещере на берегу Мёртвого моря были обнаружены запечатанные глиняные сосуды, внутри которых находились кожаные свитки, пропитанные мускусом. В 1948 году знаменитый американский археолог Уильям Ф. Олбрайт (1891–1971 гг.), не сомневаясь в подлинности свитков, датировал их 1-ым веком до н.э. и назвал их величайшим открытием нашего времени. Из этих свитков ясно видно сходство учения Христа с учением Ессеев.

Полнейшее молчание Нового Завета относительно ордена Ессеев – секты, по численности не уступавшей саддукеям и фарисеям (а их количество Иосиф Флавий считает равным примерно 4-м тысячам человек), скорее всего, являлось умышленным.

 

Назад Вперед