ПИФАГОР

Душа Орфея пронеслась подобно сияющему метеору по грозовому небу рождающейся Греции. Когда он погас, казалось, что мрак окутал её снова. После целого ряда революций фракийские тираны сожгли книги Орфея, опрокинули его храмы, изгнали его учеников и запретили упоминание его имени. Многие города и цари Греции последовали за ними.

Однако Душа Греции, её мозг и её сердце сохранялись в её храмах, её мистериях и в её посвящённых. В Греции храмы Юпитера и Аполлона, в особенности Дельфийский храм, представлявшие религию мужского начала, были единственными, вполне обладавшими знанием нисходящего порядка – от чистого Духа к организованной Материи, от Бога к Человеку. Все посвящённые Греции, её Герои и философы, от Орфея до Пифагора придерживались именно этого порядка и признавали Гермеса своим Учителем.

Но храмы сделались бессильными, они нуждались в новой поддержке. Обнародование эзотерических учений становилось необходимостью. Было необходимо, чтобы наука храмов перешла к мирянам. И она начала проникать под различными покровами в сознание гражданских законодателей, в школы поэтов, под портики философов. Последние испытывали такую же потребность для своего учения, какую Орфей признал для своей религии – потребность в двух различных доктринах: в одной – открытой для всех, и в другой – тайной. Обе доктрины должны были передавать одну и ту же истину, но под различными формами и в мере, приспособленной для степени развития их учеников.

Эта эволюция дала Греции 3 великих века художественного творчества и умственного блеска. Она породила физиков, законодателей, поэтов… Кроме того, она имела своего признанного главу, Посвящённого высшего порядка – Пифагора, обладавшего великим творческим умом.

 

Историю жизни Пифагора трудно отделить от легенд. Этот самый знаменитый философ родился где-то между 600 и 590 годами до н.э. в семье золотых дел мастера и жил около 100 лет. По преданию, Дельфийский оракул предрёк его родителям, что у них родится сын, который превзойдёт всех людей в красоте и мудрости и который много потрудится в жизни на благо человечества. Сына нарекли Пифагором, что означает «предсказанный пифией».

Много странных легенд дошло до наших дней о рождении Пифагора. Некоторые из них утверждают, что он не был обычным смертным человеком, а был одним из богов, принявших человеческий облик для того, чтобы войти в мир и учить человеческую расу. Пифагор был одним из немногих мудрецов и спасителей древности, за кем утвердилась репутация безупречного во всём.

Пифагор был ростом около шести футов и сложен как Аполлон. Он был чрезвычайно красив, кроток, разумен и с детства отличался справедливостью. Пифагор был олицетворением величия и силы, и в его присутствии все чувствовали себя смирными и робкими. По мере того, как он становился пожилым, его физические силы отнюдь не убывали, и, достигнув почти столетия, он был полон жизни. Влияние этой великой души на окружающих её людей было столь велико, что, по легенде, похвала Пифагора наполняла его учеников восторгом, а когда он однажды на мгновение разгневался на ученика, тот покончил с собой. Пифагор был столь потрясён этой трагедией, что больше никогда не говорил ни с кем раздражённо.

Пифагор получил великолепное образование, но не чувствовал удовлетворения. После ознакомления со всем, что он мог получить от греческих философов, будучи, по всей вероятности, посвящён в Элевсинские Мистерии, он поехал в Египет. Там в Мемфисе и в Фивах его посвящение длилось 22 года.

Пифагор посетил весь древний мир, прежде чем сказал своё слово Греции. Он видел Египет, Финикию, Сирию, Мидию, Персию, Вавилон и страны Индостана, достаточно долго находился у халдеев. Хотя данные о его путешествиях расходятся меж собой, историки согласны в том, что он посетил много стран и учился у многих учителей. Пифагор был инициирован в египетские, вавилонские, халдейские и другие Мистерии. Если египетские жрецы одни обладали ключами к священным наукам, то персидские маги считались более искусными в практическом применении оккультных знаний. В Вавилоне Пифагор имел возможность основательно изучить знание магов, наследников Зороастра.

 

После всех своих посвящений, Пифагор знал гораздо больше, чем его учителя или кто-либо из учёных Греции его времени. Он узнал много тайн относительно происхождения религий и относительно истории древних континентов и человеческих рас. Он мог сравнивать преимущества и недостатки еврейского единобожия, многобожия греков, троичности индусов и дуализма персов.

Пифагор знал, что все эти религии – ключи к единой Истине, видоизменяющиеся для различных ступеней сознания и для различных общественных условий. Различие религий происходит от того, что человек постигает Бога лишь через призму своего собственного существа, условного и конечного, тогда как Бог неустанно осуществляет единство трёх миров в общей гармонии Вселенной.

Говорят, что Пифагор был первым человеком, который назвал себя философом. В самом деле, мир обязан как раз ему этим термином. До него умные люди называли себя мудрецами, что означало «человек, который знает». Пифагор был гораздо скромнее. Он ввёл в обращение термин философ, который определил как «тот, кто пытается найти, выяснить».

В то время Пифагор достиг полной зрелости. Он носил белые одежды по-египетски и пурпуровую перевязь на лбу. Когда он говорил, его серьёзные, глубокие глаза проникали в душу собеседника, вызывая в нём глубокое волнение, и самый воздух вокруг него казался более лёгким и проникнутым духовностью.

Целый год Пифагор провёл в Дельфах, посвящая жрецов и жриц в тайны оккультного учения. Там, когда ему было около 60-ти лет, он женился на одной из своих учениц, и у них родились дети. Его жена была замечательно способной женщиной, которая не только вдохновляла его всю оставшуюся жизнь, но и после его убийства продолжала распространять его учение.

После возвращения из своих странствий Пифагор основал школу или, как её часто называют, университет в Кротоне, греческой колонии в Южной Италии.

Кротон был наиболее цветущим городом Южной Италии. Было несколько причин, почему Пифагор избрал эту колонию как центр своей деятельности. Его цель была не только передать своё учение группе избранных учеников, но и применить идеи этого учения к воспитанию юношества и к жизни государства. Этот план требовал основания школы для посвящения мирян, чтобы этим путём постепенно преобразовать политическую организацию городов по образцу его религиозного и философского идеала. В Кротонском сенате Пифагор нашёл благоприятное отношение к своим реформам.

Пифагор являлся таким же учителем для мирян Греции, каким Орфей был для жрецов её священных храмов. Он продолжил религиозную мысль своего предшественника и применил её к новым временам, дав ей научное обоснование.

Следует прибавить, что намерения его шли далее Греции. Предвидя эволюцию идей, он угадывал падение эллинизма и намеривался внести в человеческое сознание начала научной религии. Он распространил своё учение в Италии, и, вместе с тем, в драгоценном сосуде своего учения сохранил для народов Запада самую суть восточной Мудрости.

В то время, когда Пифагор появился в Кротоне, там, как и в других городах Греции, растёт общественное неравенство. Роскошь сибаритов, жителей города Сибариса, вошла в легенды. Она соседствовала с чрезвычайной бедностью.

Пифагор выступил с развёрнутой проповедью нравственного совершенствования и познания. В совершенстве владея методами египетских жрецов, Пифагор «очищал души своих слушателей, изгонял пороки из сердца и наполнял умы светлой истиной». В «Золотых стихах» он выразил те нравственные правила, строгое исполнение которых приводит души заблудших к совершенству.

Он облекал необыкновенным очарованием строгость своих поучений. Из его мудрости вырывалось пламя, вдохновлявшее и заражавшее всех. Красота его облика, благородство осанки, очарование его выразительного лица и голоса довершали победу. Женщины сравнивали его с Юпитером, а молодые люди с Аполлоном Гиперборейским. Он покорял и увлекал толпу, которая изумлялась, слушая его, и против воли начинала любить правду и добродетель.

Жители Кротона единодушно избирают мудрого старца цензором нравов, своеобразным духовным отцом города.

Пифагор умело использует знания, полученные в странствиях по свету. Он объединяет лучшее из разных религий и верований, создаёт свою собственную систему, определяющим тезисом которой стало убеждение в нерасторжимой взаимосвязи всего сущего (Космоса, Природы и Человека) и в равенстве всех людей перед лицом вечности и Природы.

 

Назад Вперед