Четвёртая ступень пифагорейской школы. Адепт

За посвящением разума должно было следовать посвящение воли, самое трудное из всех. Оно заключалось в том, что ученик должен был низвести Истину в глубину своего существа и применить её ко всем подробностям своей жизни. Чтобы достигнуть этого идеала, следовало достигнуть трёх совершенств: осуществить Истину в разуме, праведность в Душе, чистоту в теле.

Мудрая гигиена и разумная воздержанность должны были поддерживать телесную чистоту. Всякое телесное излишество загрязняет живой организм Души, а следовательно страдает и Дух.

Необходимо, чтобы Душа, постоянно освещаемая разумом, приобретала мужество, способность самоотречения, преданность и веру, чтобы она достигла праведности и победила навсегда низшую природу.

И наконец, для интеллекта необходимо достижение мудрости, чтобы человек мог во всём различать Добро и Зло и видеть Бога как в самых малых существах, так и в мировом целом.

На этом уровне человек становится адептом, и если он обладает достаточной энергией, он вступает во владение новыми способностями и силами. Внутренние чувства Души раскрываются, и воля становится творческой. Телесный магнетизм адепта, наэлектризованный его волей, приобретает сверхестественное с виду могущество. Иногда он исцеляет больных возложением рук или одним своим присутствием. Часто лишь взглядывая на людей, он уже проникает в их мысли. По временам он видит наяву события, происходящие на далёком расстоянии.

Очень редки адепты, достигающие полного могущества. Греция знала только троих: Орфея на заре эллинизма, Пифагора в апогее эллинизма и Аполлония Тианского во время его окончательного упадка. Орфей был вдохновенным основателем греческой религии. Пифагор – организатором эзотерической науки и философии своей школы. Аполлоний – магом, стоиком и проповедником нравственности в период упадка эллинизма.  И от всех троих, несмотря на их различия, исходил Божественный свет: Дух, пламенно стремившийся к спасению душ, и непобедимая энергия, облечённая благостью и ясностью. Но спокойствие таких великих душ только кажущееся: под ним чувствуется горнило пламенной, но всегда сдерживаемой воли.

Пифагор представляет собой адепта высшей ступени и при том с научным умозрением и философским складом, который более всего близок современному уму. Но сам он и не мог, и не надеялся сделать из своих учеников совершенных адептов. Начало великой эпохи имеет всегда своего великого вдохновителя. Его последователи и ученики его последователей составляют проникнутую магнетизмом цепь, которая распространяет его мысль по всему миру.

На четвёртой ступени посвящения Пифагор довольствовался передачей своим ученикам того, КАК можно применять его учение к жизни.

 

Назад Вперед