Ваджраяна

В 4–5 веках н.э. в буддизме Махаяны начало постепенно зарождаться и формироваться новое направление, получившее название «Ваджрая́на». Слово «ваджра» означает «алмаз» и «вспышка молнии». В рамках буддизма со словом «ваджра» стали ассоциироваться, с одной стороны, изначально совершенная природа пробуждённого сознания, подобная несокрушимому алмазу, а с другой, – сам процесс пробуждения, просветления, подобный вспышке молнии или мгновенному удару грома. Поэтому слово «Ваджраяна» переводят как «Алмазная Колесница», «Огненная Колесница», «Громовая Колесница» и т.п.

Это направление буддизма имеет и другие наименования: Мантраяна, Тантрический буддизм, Эзотерический буддизм (потому что многие его практики тайно передавались от гуру к ученикам).

В отношении аспекта Мудрости, теоретических основ, Ваджраяна не предлагала практически ничего нового по сравнению с классической Махаяной и базировалась на её философских учениях. Всё своеобразие «Алмазной Колесницы» было связано с её методами, хотя цель применения этих методов была всё та же – обретение состояния Будды для блага всех живых существ.

Основные методы Ваджраяны сводились к совершению особых (имеющих сложное символическое значение) ритуалов–литургий, к практике мантр, технике визуализации божества и созерцанию мандал.

Практика чтения мантр (священных высказываний, имеющих психологическое и духовное воздействие) имела в Ваджраяне такое большое значение, что её часто даже называли Мантрая́ной («Колесницей Мантр»).

Техника визуализации божеств (мысленного воспроизведения образов) также была чрезвычайно разработана в Ваджраяне. Практикующий должен был научиться представлять того или иного будду или бодхисаттву не просто как некое изображение, а как живого человека, с которым можно беседовать.

Мандала на санскрите означает «магический круг». Это священное пространство, защищающее центр, в который помещалось изображение Будды или бодхисаттвы. С помощью визуализации практикующий совмещал свою внутреннюю мандалу (Самость) с мандалой Будды или бодхисаттвы, изменяя таким образом своё сознание. Теперь сознание йогина начинало развёртываться на ином уровне: это уже был не «мир грязи и пыли», а «Чистая Земля», «Поле Будды». Существовали даже грандиозные храмовые комплексы, построенные в форме мандалы. Так, гигантскую мандалу в камне представляет собой знаменитый монастырь Боробудур на индонезийском острове Ява.

Ваджраяна, или тантрический буддизм, утверждает, что главное преимущество её метода – его чрезвычайная эффективность, мгновенность. Наделённая сконцентрированной силой удара молнии Ваджраяна даёт возможность достичь состояния Будды с поразительной быстротой – за одну жизнь. Поскольку она способна резать, как алмаз, то может рассечь гордиев узел дуалистического мышления и превратить его в недуалистическое осознание Пустоты (Шуньяты).

Вместе с тем всегда подчёркивалось, что этот Путь является и самым опасным, подобным прямому восхождению к вершине горы по канату, натянутому над пропастью. Поэтому тантрические тексты считались сокровенными, а начало практики было связано с посвящениями и устными наставлениями и разъяснениями гуру, роль которого была очень велика.

Тантра – это инструмент, который освобождает сознание путём его расширения и может объяснить духовную природу человека. Она связана с практикой пограничных состояний, состояний смерти и бардо (промежуточных состояний между смертью и следующим рождением). Эта практика достижения состояния Будды считается самым коротким и одновременно самым опасным путём.

Классическая Махаяна работала с сознанием, и только постепенно просветляющее воздействие затрагивало более глубокие пласты психики. Процесс растягивался на несколько жизней.

Тантрический буддизм сразу начинал работать с тёмными пучинами бессознательного (что и делало эти методы опасными), и лишь затем очередь доходила до сознания.

Все тантрические тексты вовсе не рассчитаны на дословное понимание. Многое в их интерпретации зависит от уровня, на котором текст истолковывается. Особенно это относится к сексуальной символике тантр, которая даже стала ассоциироваться у западного обывателя с самим словом «тантризм».

Адепты Тантрического буддизма соотнесли сексуальные образы подсознания с основными положениями махаянской доктрины.

В зрелой Махаяне двумя главными и определяющими качествами бодхисаттвы были Мудрость и Сострадание. Тексты утверждали, что невозможно достичь состояния Будды, не обладая в совершенстве этими двумя качествами. Как птица не может лететь только на одном крыле, говорили они, так и состояния Будды нельзя достичь только при помощи одной лишь Мудрости или одних искусных средств (методик): Мудрость без средств пассивна, средства без Мудрости слепы.

По учению Махаяны, пробуждённое сознание рождается из соединения искусного метода и великого Сострадания бодхисаттвы и премудрости как осознания Пустоты в качестве внутренней природы всех феноменов. Эта интеграция Сострадания (Каруны) как метода и Мудрости как понятия Пустоты (Шуньяты) и есть Пробуждение (Бодхи). Поэтому ничего не мешало тантрической традиции соотнести Сострадание и метод с мужским, активным Началом, а Мудрость – с женским, пассивным Началом и метафорически представить Пробуждение, обретение состояния Будды, в виде находящихся в соитии мужской и женской фигур божеств-символов.

В рамках тантрического буддизма Мудрость начали символически изображать в виде женского божества, а искусные средства, или Сострадание – в виде мужского божества; их соитие есть высшая интеграция, ведущая к Пробуждению и обретению состояния Будды.

В любом случае тантрическая йога являлась отнюдь не техникой секса, а сложнейшей системой работы с психикой человека, с подсознанием для реализации религиозного идеала махаянского буддизма.

Тантрический буддизм вызвал к жизни новый пантеон божеств, изображаемых на иконах многорукими и многоголовыми, которые неизвестны в других формах буддизма.

Ваджраяна («Алмазная Колесница», или  Тантрический буддизм) фактически стала ведущим направлением поздней индийской Махаяны. Это направление может считаться заключительным этапом развития буддизма на своей родине – в Индии, откуда он в качестве ведущего направления перекочевал в Тибет.

 

Назад Вперед