Е.П.Блаватская в Америке. Теософическое Общество

В 1873 году начался последний, творческий, период жизни Блаватской (1873–1878 в Америке; 1879–1884 в Индии; 1884–1891 в Европе), носящий явную печать определённой духовной миссии. Уроки, полученные в Тибете, подготовили её к предстоящей работе.

 

В одной из записных книжек Блаватской говорится о том, что Учителя послали её в Америку, где ей было поручено создать «общество наподобие Розенкрейцеровской ложи». В 1873 году Е.П.Блаватская прибыла в Нью-Йорк практически без денег, как и десятки тысяч эмигрантов из Европы.

В это время в США становятся популярны спиритические сеансы, широко рекламируемые прессой и обсуждаемые обществом. Елена Петровна пишет:

«Получила приказ сообщить публике правду о спиритических феноменах и их медиумах. И отныне начинается моё мученичество. Все спириты восстанут на меня, вдобавок к христианам и всем скептикам. Твоя воля, Учитель, да будет исполнена!».

Она временно примкнула к спиритизму, чтобы показать все опасности медиумических сеансов и разницу между спиритизмом и духовностью. На страницах своего дневника она сетует:

«Мир ещё не готов к пониманию философии оккультной науки – пусть люди сначала свыкнуться с мыслью о существах невидимого мира, будь то «духи» умерших или элементалы; и с тем, что в человеке есть скрытые силы, способные сделать его Богом на Земле».

Блаватская говорила, что она посланница Махатм, которые, для того чтобы люди ей верили, наделили её сверхестественными способностями, которыми к этому времени она уже научилась управлять.

По свидетельствам очевидцев, чудеса сопровождали её до самой смерти.

Елена Петровна демонстрировала широкой публике «феномены» и «оккультные манифестации», как называли в то время паранормальные явления. В основе многих её феноменов лежало явление материализации.

Уильям Джадж, свидетель множества разнообразных феноменов, продемонстрированных ею, так описывал их:

«Однажды серебряная ложка из самой дальней комнаты пролетела через 2 стены и 3 комнаты и оказалась у неё в руках по её мысленному приказу…

Был ещё случай с её кольцом с 3-мя сапфирами. Одной даме очень захотелось поносить это кольцо. Е.П.Блаватская сняла его и отдала. Дама ушла, унося с собой иллюзорное подобие кольца, а оригинал остался на месте. И таких примеров сотни».

К этому можно добавить и случаи, когда Блаватская заканчивала свои лекции дождём из цветов, сыпавшихся на головы слушателей прямо из воздуха. К числу феноменов, часто производимых Еленой Петровной, относится и мелодичный звон невидимых колокольчиков, приводивший в недоумение даже самых завзятых скептиков, склонных усматривать во всём лишь обман.

Эти феномены принесли «Е.П.Б.», как её называли любя, славу медиума, от которой она решительно отрекалась. Блаватская утверждала, что на неё влияли те силы, которыми пользуются индийские мудрецы, Радж-йоги, и  всегда подчёркивала, что способностью ко всем феноменам она овладела под руководством своих духовных Учителей – Махатм.

Однако западное общество 19-го века оказалось не готовым к адекватному восприятию феноменальных проявлений. Далеко не все, ставшие свидетелями необычных способностей Блаватской, поверили в истинность этих феноменов. Вместо того, чтобы заинтересоваться основами эзотерического знания Востока, большинство невежественных современников Блаватской объявили её необычные способности фокусами и шарлатанством.

Не лучше оказалась позиция и другой части общества. Поверив в реальность проявления психических сил, эти люди тем не менее не пожелали серьёзно изучать эти силы и учение, объясняющее их природу. Вместо этого они стали требовать всё больше чудес ради праздного любопытства.

Блаватская разъясняла опасности спиритических сеансов и явлений, основанных на медиумизме и низших астральных проявлениях. В прессе появились её статьи, направленные против увлечения спиритизмом, предупреждающие об опасности медиумической практики.

В отместку за это спиритуалистические газеты принялись ворошить её личную жизнь, поливать её имя грязью.

 

Каждое столетие Учителями Шамбалы предпринимается попытка найти вестника, через которого можно передать миру часть истинного древнего Учения для просвещения людей. В 19-ом веке выбор пал на Е.П.Блаватскую.

«Мы за 100 лет на Земле нашли одну такую»,– писали Махатмы. У них Блаватская вызывала особое доверие – она готова была всем рисковать и перенести любые трудности. Они считали, что больше чем кто-либо другой, владевшая оккультными силами, подгоняемая чрезвычайным энтузиазмом, неудержимо стремящаяся к своей цели, физически очень выносливая, – она была для них самым подходящим, если и не всегда послушным и уравновешенным посредником. Другой бы не выдержал, как она, 17-летнего напряжённейшего труда.

О ближайшем соратнике Блаватской, полковнике Генри С. Олкотте, Махатма Мория писал: «Просматривая всё вокруг, мы нашли человека, способного стать лидером – он обладал огромным моральным мужеством, был неэгоистичен и имел множество других хороших качеств. Он был лучшим из всех тех, кто у нас был.

С ним мы связали Е.П.Б. – она обладала совершенно чудесными и исключительными дарованиями… Вместе с тем у неё было множество явных личных недостатков, но…не было никого из живущих, кто мог бы сравняться с ней по степени пригодности для этой работы. Мы послали её в Америку и свели их вместе».

Так в октябре 1874 года произошла знаменательная встреча Блаватской с корреспондентом влиятельной газеты «Нью-Йорк дейли грэфик», бывшим полковником американской армии, знаменитым адвокатом Генри Стилом Олкоттом, который приобрёл известность своими репортажами о разного рода таинственных явлениях. Он славился своей эрудицией, интеллигентностью и порядочностью.

Они встретились случайно на ферме братьев Эдди в Читтендене, где оба изучали спиритические феномены. Блаватская проницательно угадала в нём родственную душу и постаралась завоевать его дружбу. Олкотт был очарован самой Еленой Петровной, её рассказами о далёких путешествиях, её познаниями в области оккультных наук, мистицизма и восточных религий, а также её даром медиума.

Олкотт опубликовал статью, посвящённую исключительно Блаватской, которая за один день сделала её имя известным в кругах американских мистиков. Он открыл Блаватской путь в редакцию «Нью-Йорк дейли грэфик», и вскоре там стали появляться её статьи, сразу обратившие на себя внимание.

Вскоре они познакомились с молодым юристом, 24-летним ирландцем Уильямом Джаджем, который, прочитав книгу Олкотта «Люди с того света», написал автору и был приглашён к ним. К лету следующего года вокруг Олкотта и Блаватской сложился небольшой кружок нью-йоркских оккультистов.

В июле 1875 года Елена Петровна записала: «Из Индии получено указание основать философско-религиозное общество и найти для него название – также избрать Олкотта». Позднее в одном из писем она написала: Учитель «являлся здесь, в Нью-Йорке, несколько раз не только мне, но и другим людям. Олкотту он указал стать Президентом Общества, научив его, с чего начать».

В сентябре 1875 года Блаватская, Олкотт и Джадж вместе с другими членами кружка основали Общество. Видную роль в нём играл Джадж – он основательно помог в его создании и регистрации. Выбрали название «Теософическое Общество». Слово «Теософия» в переводе с греческого языка означает «Божественная Мудрость» – мудрость, которой обладают Боги. Этот термин ввели в 3-м веке н.э. александрийские философы. Полковник Олкотт был избран председателем Теософического Общества, Джадж – секретарём.

Елена Петровна заняла скромную должность «секретаря для связи с корреспондентами», хотя её роль, конечно, была много значительнее – Общество следует считать её подлинным детищем. Все члены Теософического Общества понимали, что глава Общества тот, в чьих руках власть. Блаватская уповала исключительно на власть духовную, на власть Учителей, посланницей которых она была.

Согласно уставу, Общество имело 3 цели:

  1. Создание ядра всеобщего братства человечества без различия расы, вероисповедания, пола или цвета кожи.
  2. Изучение древних и современных религий, философий и наук и распространение этих знаний.
  3. Исследование необъяснённых Законов Природы и психических сил, скрытых и дремлющих в человеке.

Торжественная церемония, связанная с основанием Теософического Общества, состоялась 17 ноября 1875 года в Нью-Йорке. Этот день считается днём рождения теософского движения в мире. Посеянные Теософическим Обществом семена высшего знания проникли в сознание людей Запада и распространились по всему миру.

Путь Теософического Общества не был усыпан розами. Повсюду их сопровождали клевета, злословие и предательство.

Спустя 12 лет Елена Петровна писала сестре, В.П.Желиховской:

«Для меня, как и для любого из нас, феноменальное рождение нашего Общества (по моей инициативе), его ежедневный и ежечасный рост, его несокрушимость под ударами врагов со всех сторон – нерешённая загадка.

У меня нет этому логического объяснения, но я вижу, я знаю, что Теософическому Обществу предопределено свыше обрести всемирное значение. Оно станет одним из событий мирового масштаба…Я всего лишь слепой двигатель этой силы, но великая мощь заключена в ней самой».

Позднее в статьях для журналов Блаватская писала:

«Теософическое движение было потребностью эпохи. Оно развивалось естественно, опираясь на заложенный в нём самом потенциал, а не на какие-либо внешние воздействия…Оно несло в себе возвышенный идеал совершенства».

«Теософическое Общество действительно стремится ускорить духовный рост каждого человека».

Начиная с 1876 года по всему миру стали возникать филиалы Теософического Общества. Этот процесс начался в США, затем перешёл в Англию. Менее многолюдные отделения появились в различных городах Индии, Франции, на Цейлоне, на Филиппинах, в России.

В 1880 году Махатма Кут Хуми писал:

«Старшие Махатмы желают, чтобы было положено начало «Братства Человечества», истинному Всеобщему Братству, которое должно быть проявлено по всему миру и привлечь внимание высочайших умов».

Когда Елена Петровна получала известие о появлении где-нибудь нового отделения Теософического Общества, эти дни были для неё самыми радостными. 

Назад Вперед