Божественный Ребенок. Пуэр.

Божественный Ребенок (Пуэр)

Архетип Божественного Ребенка (Пуэра) чрезвычайно широко распространен и очень тесно сплетен с различными мифологическими аспектами мотива ребенка. Он присутствует (хотя и в разной степени) в каждом из нас, является фигурой, на которую обратили большое внимание последователи Юнга; сам же Юнг написал об этом архетипе очень мало.

Мифологическое представление о ребенке является не копией эмпирического «ребенка», а прозрачным и легко узнаваемым символом: речь идет о Божественном, чудесном ребенке (а вовсе не о человеческом), зачатом, рожденном и взращенном при совершенно необычных обстоятельствах. Его дела столь же чудесны и чудовищны, как и его натура и телосложение. Повсеместно этот мифологический «ребенок» имеет вариации в виде Бога, великана, мальчика-с-пальчика и т.д., что уже никак не может быть сведено к рациональной и конкретной человеческой причинности. Это – маленький ребенок, который часто оказывается сверхчеловеком или обладателем удивительных способностей и талантов в своем нежном возрасте. Легкомыслие, удовольствие и игра также характерны для этого Вечного Ребенка, чья архетипическая натура означает, что он никогда не станет взрослым.

Существенным аспектом мотива ребенка является его характер будущности. Многообразные качества Божественного Ребенка целиком сконцентрированы на будущих событиях человеческой жизни и на оживлении, одушевлении, очаровании и обновлении составляющих человеческого переживания и опыта. Ребенок – это потенциальное будущее. Поэтому возникновение мотива ребенка в психологии человека означает, как правило, предвосхищение грядущего развития, даже если на первый взгляд кажется, что речь идет о ретроспективном изображении. Это в точности соответствует психологическому опыту тех немногих людей, которые свидетельствуют, что появление этого архетипического образа в сновидениях подготавливает грядущее изменение личности.......

Наиболее рельефно и вразумительно мотив ребенка обнаруживается при терапии неврозов в процессе созревания личности, который Юнг обозначил как процесс индивидуации. В случае такого процесса в продуктах бессознательного в избытке содержатся разные архетипические мотивы, и немалое место среди них занимает мотив ребенка.......

Величие и непреодолимость Божественного Ребенка в индийской философии тесно связаны с сущностью Атмана, то есть с Высшим «Я» человека. И поэтому иногда встречается особый случай манифестации этого архетипа как «трудно достижимой драгоценности». Обычно же в сновидениях он предстает по большей части как сын или дочь, как мальчик, подросток или девушка и т.д.

Отрицательный аспект Божественного Ребенка – это образ «вечного дитяти»; он имеет психологический смысл констатации неразрушимости некоторых инфантильных черт в психике взрослого мужчины. Психологически он относится к «невзрослеющему» взрослому мужчине, чья эмоциональная жизнь остается на детском или юношеском уровне, как правило, в связи с очень сильной зависимостью от матери.

Отождествление человека с этим архетипом может в результате дать внешне очаровательного, но по сути незрелого мужчину-мальчика, неспособного брать на себя личностные обязательства или созидать что-либо, эдакого легкомысленного Маленького Принца с призрачными надеждами и неуместными снами. В этом смысле Божественный Ребенок тесно связан с архетипической Матерью, поскольку, пока человек не найдет правильного баланса между зависимостью и автономией от матери, отождествление с Божественным Ребенком, маминым любимчиком, будет представляться весьма привлекательным способом уйти от взрослой ответственности и боли разобщения, отделения от матери.......

Конец ознакомительного варианта фрагмента книги

Назад Вперед