БОРЬБА С ФАРИСЕЯМИ И САДДУКЕЯМИ

Во времена Иисуса в Иудее сложилась запутанная, отмеченная множеством драматических событий, политическая ситуация. Ироду Великому (37–4 гг. до н.э.) на протяжении почти всего своего правления приходилось усмирять восстания и бунты, вспыхивающие против римского владычества.

Фарисеи во времена Иисуса были знатным сплочённым сословием, состоявшим из 6-ти тысяч человек. Точные блюстители законов, но в смысле совершенно противоположном духу пророков, которые видели религию в любви, божественной и человеческой, фарисеи полагали благочестие в ритуалах и церемониях, в постах и в публичных покаяниях. Живя в роскоши, домогаясь всеми средствами лучших мест и власти, они, тем не менее, стояли во главе демократической партии и держали в своих руках весь народ.

Саддукеи, наоборот, представляли собой священническую и аристократическую партию. Они состояли из семейств, которые считали своим право преемственного отправления священнических обязанностей со времён царя Давида. Они удерживали за собой первосвященство и сохраняли самые дружеские отношения с язычниками. Это были люди жёсткие, упорные, любящие хорошо пожить, имевшие лишь одно убеждение – уверенность в своём превосходстве, и лишь одно стремление – сохранить власть, которая им принадлежала по традиции.

Саддукеи и фарисеи вступили в компромисс  с преемниками Ирода и даже стали занимать значительные посты. Они вступили в контакт с властью, интегрировавшись в навязанную Римом систему.

В храмах, этом средоточии высшей науки и посвящения, господствовало лицемерие священников, проникнутых агностическим невежеством, пользовавшихся религией как орудием власти. В школах и синагогах, вместо хлеба жизни царила корыстолюбивая мораль, прикрытая формальным благочестием, то есть ханжеством. В общественной жизни был высоко поднятый над всеми, царствующий в ореоле славы, всемогущий Цезарь, который в те времена представлял собой обожествление материи, единый бог современного мира, единый возможный властелин над саддукеями и фарисеями, всё равно – хотели они его, или нет.

Иисус не мог называть такое царствование иначе, как царством сатаны, в котором преобладала материя над Духом и которое он стремился заменить царством Духа. Необходимо было бросить вызов, объявить войну сильным мира сего.

Ессеи и назареи пытались отстаивать свои верования и убеждения. Они тайно, с большой осторожностью вели отчаянную борьбу против римского владычества. В этих условиях многие люди надеялись на приход Мессии, которому предстояло возродить империю Давида и Соломона и освободить землю от иностранного владычества.

 

Период общественной активности Иисуса продолжался 2–3 года. Евангелие от Иоанна упоминает 3 пасхи, во время которых Иисус находился в Иерусалиме. Два года длилась галилейская весна. Но затем небо потемнело и на нём засверкали зловещие молнии, предвестники надвигавшейся грозы. И она разразилась над духовной семьёй Иисуса. В этот период Ему нередко приходилось пересекать границы палестинских провинций, регулярно исчезая из поля зрения местных властей.

Невозможно было, чтобы Его проповеди и Его растущая популярность не вызвали волнения среди религиозных властей евреев, фарисеев и саддукеев. Невозможно было, чтобы между ними и Иисусом не завязалась решительная борьба. Больше года фарисеи подстерегали Иисуса, но Он, зная свою судьбу, хотел отдаться им только в нужное время.

Борьба началась в синагогах Галилеи и продолжалась под портиками Иерусалимского Храма, где Иисус оставался подолгу, проповедуя и вступая в диспуты со своими противниками. И здесь, как во всей своей деятельности, Иисус действовал одновременно и мудро и смело, соединяя вдумчивую сдержанность и энергичную активность, которыми отличалась Его чудно уравновешенная натура.

 

Он не начинал с нападения на своих противников, Он ждал их нападения, чтобы отвечать на него. И оно не заставило себя ждать, ибо с самого первого появления Иисуса, фарисеи завидовали Его исцелениям и Его популярности. Вскоре они начали подозревать в Нём опасного для себя врага. И тогда они начали обращаться с Ним с той насмешливой вежливостью, с тем коварным недоброжелательством, прикрытым лицемерной кротостью, которые были свойственны им.

Иисус никогда не терял самообладания, и в то же время Он закалялся и вырастал в этой борьбе. По мере того, как на Него нападали, Он утверждал всё громче, что Он – Мессия, Посланник Божий, предсказывал несчастье Израилю, ставил им в пример язычников.

После этого иерусалимские фарисеи начали волноваться. Убедившись, что Его нельзя заставить замолчать, они изменили свою тактику и решили вовлечь Его в западню. Они послали к Нему своих уполномоченных, чтобы уловить Его в ереси, которая дала бы возможность схватить Его как богохульника во имя закона Моисеева, или же осудить как мятежника перед римским правительством.

Убедившись, что Его трудно поймать, фарисеи попробовали запугать Его и начали преследовать Его на каждом шагу. И уже чернь, на которую они не переставали воздействовать, отвернулась от Него, видя, что Он не думает восстанавливать царство Израильское. В небольших галилейских местечках массово проявлялось отступничество из-за клеветы великой Синагоги, которая обвиняла  Иисуса в богохульстве и святотатстве. Всюду, даже в маленьких селениях, Он начал встречать недружелюбное и подозрительное настроение людей; шпионов, которые следили за Ним; враждебных соглядатаев, которым было поручено провоцировать и лишать Его бодрости.

Теперь Иисус нигде не чувствовал себя в безопасности. Тем временем пришла весть о смерти Иоанна Крестителя, которому Антипа велел отрубить голову. Эта весть, принесённая учениками в пустыню, поразила Иисуса как зловещее предупреждение. Он воскликнул: «Они не признали его и сделали с ним, что хотели; так же пострадает от них и Сын Человеческий».

Двенадцать апостолов встревожились; Иисус не хотел, чтобы Его взяли невзначай, Он хотел отдаться добровольно, когда окончено будет Его дело, и, как истинный Пророк, принять смерть в час, избранный Им самим. Преследуемый в течение целого года, удачно ускользая от врага благодаря своей предусмотрительности, видя охлаждение со стороны народа, которое последовало за взрывами энтузиазма, Иисус решил ещё раз удалиться со своими ближайшими учениками.

 

Назад Вперед