ПЕРВЫЙ ИЕРУСАЛИМСКИЙ ХРАМ

Израильтяне во главе с Иисусом Навином, сменившим Моисея, с помощью Ковчега перешли Иордан как посуху, вступили на землю Ханаанскую (территорию современного государства Израиль) и в течение 5-ти лет завоевали всю Палестину, а затем поделили её между 12-ю коленами Израиля, территории которых стали обособленными уделами.

Так продолжалось почти 200 лет. В истории израильского народа и в Ветхом Завете этот период известен как эпоха Судей, которая отражена в «Книге Судей». Эту эпоху можно назвать смутным временем, когда разрозненные племена Израиля враждовали между собой и подвергались нападкам со стороны соседей. Постепенно они подпадали под влияние язычников и начинали возвращаться к многобожию. Во время войн они утратили Ковчег Завета, и многие стали считать причиной своих поражений то, что Бог отвернулся от них. Поэтому народ Израиля для своей защиты захотел объединиться и утвердить у себя царскую власть, как у всех остальных народов.

Таким образом, израильтяне стали строить единое мощное централизованное государство под управлением царя Саула. В Ветхом Завете об Израильском царстве говорится неодобрительно. Кто-то считал, что в нём лёгок путь к личному возвышению для авантюристов и людей недостойных. Кому-то казалось, что правление перешло из рук Иеговы в руки недостойного царя. А кто-то усматривал и прямое отпадение от Иеговы, вследствие влияния местного языческого окружения. Поэтому вскоре власть переходит от Саула к Давиду, а потом к сыну Давида Соломону.

Период царствования Давида и Соломона – золотой век Израильского царства.

В 1010 году до н.э. Давид перенёс столицу в Иерусалим и значительно расширил  город. Понимая, что древняя реликвия израильтян – Ковчег Завета – может сыграть стабилизирующую и консолидирующую роль в укреплении государства, Давид отправился за святыней. В сопровождении шумной многолюдной процессии, с многочисленными жертвоприношениями Ковчег был доставлен в Иерусалим, на гору Сион, во дворец Давида и помещён в специально сооружённую царём скинию-шатёр из драгоценных ковров. Здесь Ковчег пробыл полвека, а затем его перенесли в великолепный храм, который построил для него царь Соломон, сын Давида.

После перенесения на гору Сион Давидом священного Ковчега, Иерусалим стал не только политическим, но и религиозным центром. Священные войны Иеговы окончились полной победой, чем он  несомненно доказал своё превосходство не только над египетскими, но и над ханаанскими богами. В сознании израильтян Иегова перенёс своё местопребывание с Синая на Сион. С этого времени Ханаан становится уже святой землёй Иеговы, «Землёй обетованной».

При Давиде уже возникала мысль о создании для находящегося в священном Ковчеге народного Бога достойного Его святилища. Как свидетельствует Библия, Господь через пророка Нафана передал Давиду, что его сын, которого Бог посадит вместо него на престоле, «построит дом имени Моему» (2 Цар. 7:13). Услыхав это, Давид начал приготовления с приобретения места для храма. Иерусалим того времени был намного меньше, из 4-х его холмов был заселён только один – гора Сион. Давид выкупил примыкающую к Сиону гору Мориа, сделал обширные заготовления строительного материала, скопил денежные средства. Но строительству храма помешали многочисленные войны.

То, что начал Давид, продолжил его сын Соломон, о котором Библия говорит как об отце премудрости. Его время было цветущим периодом в истории Израиля. «И начал Соломон строить дом Господень в Иерусалиме на горе Мориа, которая указана была Давиду, отцу его, на месте, которое приготовил Давид.» (2Пар. 3:1), а гору Мориа стали называть Храмовой горой.

Это культовое сооружение служило центром религиозной жизни еврейского народа между 10-м веком до н.э. и 1-м веком н.э. (На этом месте сегодня находится мусульманская святыня.) Для всего израильского народа Храм был единственным местом (после завершения его строительства), где разрешалось жертвоприношение Единому Богу, и было местом паломничества всех евреев. В глазах народов Иегова доказал, что он был не только могущественным, но и благим Богом, дававшим своему народу благополучие, силу и честь. И Храм должен был соответствовать Ему. Поэтому он требовал всевозможного великолепия.

Внешне вид Храма поражал своим величием, массивностью и крепостью, а внутри богатством и великолепием, неслыханными даже в древнем мире. Он был построен по плану, данному Господом Моисею для скинии, только в бо́льших размерах и с теми приспособлениями, какие были необходимы в богатом неподвижном святилище.

Храм разделялся на Святая Святых (алтарь), святилище и притвор, но был обширнее и великолепнее скинии. Поражали богатством предметы храмовой утвари.

  • Большой жертвенник всесожжения.
  • Золотой жертвенник воскурения, на котором воскурялся фимиам.
  • Золотая Менора, которая своим светом освещала Храм.
  • Золотой стол предложения, на котором помещались «Хлебы предложения».

Когда Храм был готов, его торжественно освятили, внесли и поставили в Святая Святых Ковчег Завета.

Однако еврейская традиция, начиная с древних пророков, рассматривала гору Сион, на которую Давид перенёс Ковчег Завета, в качестве символа Иерусалима и всей Земли Обетованной. Поэтому уже во 2–1 веках до н.э. Храмовую гору однозначно стали называть горой Сион.

Первый Иерусалимский Храм называют Храмом Соломона. Он простоял около 4-х веков и был позднее добавлен к списку Чудес Света древнего мира.

Перенесением на Сион священного Ковчега была не только довершена победа израильтян над ханаанским населением Палестины, но и иеговизм в Израильском царстве утвердился в качестве единственной законной религии.

Для иудаизма, так же как и для христианской церкви всех веков, храм Соломона имел исключительное значение. Мы ежедневно чувствуем на себе последствия этого деяния Соломона, потому что богослужение по форме и содержанию своему и до настоящего времени носит следы влияния иудейства в том виде, как оно развилось в Иерусалимском храме.

Оседлость израильтян и развитие культуры изменили жизнь народа. Пророки Израиля (Ахия, Илия, Осия, Исаия, Иеремия и др.) порицали светский характер почитания Иеговы. Илия-пророк искал Бога не в роскошном Иерусалимском храме, а в пустыне, на издревле священном Синае. Пророки утверждали, что богатство и могущество стали проклятием; роскошь и безнравственность развратили высшие классы, тогда как низшие угнетены и изнурены; культ потерял свой настоящий характер и сделался зрелищем всех пороков; нигде нельзя найти истинного благочестия. Пророк Осия считал, что народ может вернуться к Богу, только если лишится всего, так как именно культурные блага удалили его от Бога. Иеремия предрекал неизбежность суда и падение Иерусалимского храма, где проводились обряды формальной веры, лишённой нравственных оснований.

Пророки напоминали израильтянам, что Бог избрал Израиля своим народом для того, чтобы он по преимуществу был исполнителем его нравственных заповедей; напоминали о моральной зависимости от воли Бога, выражающейся прежде всего в требованиях нравственного характера, о «завете» между народом и Богом. Пророки предупреждали, что если израильтяне не будут удовлетворять этому условию, нарушат «завет», то все преимущества обратятся им во вред и они в удвоенной мере ощутят на себе страшную строгость праведных требований Иеговы, ибо Иегова прежде всего Бог правды и справедливости.

Что до этого скоро должно дойти, в этом Пророки не сомневались. Они бесстрашно раскрывали нравственную испорченность, которой страдал весь народ от самых высших до низших слоёв, и на этом основании предсказывали его падение. Пророчествуя смерть своему народу, они тем самым являлись спасителями израильской религии. Своим представлением о божестве они на все последующие времена подготовили понимание того, что Иегова, независимо от национальных интересов Израиля, имеет свои собственные предначертания. Этим они сохранили иеговизм от опасности быть уничтоженным вместе с Израилем.

Иерусалим пал в 586 году до н.э.. Первый Храм был окончательно разрушен, большинство жителей были убиты, оставшиеся взяты в плен и угнаны в рабство в Вавилонию.

Ковчег Завета был утерян. Но религия при этом не пострадала. Пророки подчёркивали, что Иегова не был побеждён чужими богами, а как они и предсказывали, Он сам, по своей воле, в силу своего правосудия, отрёкся от своего народа, своего города, своего Храма. Для богопознания это было значительным прогрессом, который дал иеговизму возможность нового развития.

 

Назад Вперед