ИУДЕИ РАССЕЯНИЯ

Об иудеях рассеяния хорошо и подробно написано в книге А.П.Лопухина «Библейская история Ветхого Завета».

Вавилонский плен, кроме своего значения как наказания иудейскому народу за его неверность завету с Иеговой, имел ещё другое, более важное и глубокое значение для всего человечества.

До него избранный народ жил более или менее отчуждённо от остального мира, и свет истинной религии лишь изредка  проникал за пределы земли обетованной. Теперь  с приближением «исполнения времён», предсказанного пророками, свет этот должен был ярко засиять для всех, живущих во тьме, то есть для всех языческих народов, погрязших во тьме идолопоклонства.

Переселяя цвет избранного народа в свою страну, бывшую центром язычества, вавилонские завоеватели переселяли к себе миссионеров и проповедников истинной религии, которая должна была рассеять тьму заблуждения. Влияние это сказалось отчасти уже на самих царях-завоевателях, но затем распространилось шире и действовало глубже.

С этого времени иудейский народ стал народом как бы всемирным: из вавилонского плена возвратилась в землю обетованную лишь незначительная его часть; громадное же большинство осталось в Месопотамии или понемногу рассеивалось по всем направлениям, повсюду разнося с собой свет истинной религии и знание Закона Божия. Эти иудеи, жившие вне Палестины, известны под названием иудеи рассеяния, и они оказали глубокое влияние на последующую судьбу языческого мира.

Иудеи рассеяния сначала разделились на 3 части – иудеев вавилонских, сирийских и египетских. Но затем завоевания Александра Македонского и римлян значительно расширили область иудейского рассеяния. Последовавшие перевороты в судьбе мира привели народы в необычайное движение, и поток завоеваний или развития промышленности быстро захватывал разрозненные части иудейского народа и разносил их по самым отдалённым странам, где их предприимчивый дух служил процветанию государства.

Сначала, спасаясь от гонений, иудеи расселились в странах и городах Малой Азии. Затем уже по влечению своего собственного промышленного духа они расселились по всем островам Эгейского и Средиземного моря, проникли в главнейшие города Греции и Македонии. Дух торговой предприимчивости двигал их ещё дальше на запад, в самый Рим – столицу новой всемирной монархии, и даже в Испанию, где они могли рассчитывать на обогащение в стране, славившейся своими золотыми и серебряными рудниками. Затем иудейские поселения были рассеяны и по всему берегу северной Африки.

Одним словом, иудеи после вавилонского плена рассеялись по всему известному тогда миру, так что древнегреческий историк Страбон не без основания говорит, что «едва ли можно найти такое место на земле, где бы не было этого племени и которым оно не овладело бы». И к этому апологет иудаизма, богослов и философ Филон (ок.25г. до н.э.–ок.50г. н.э.) прибавляет: «Иудеи не как другие народы, запертые в границах своей страны, – они обитают почти по всему миру и расселились по всем материкам и островам».

При этом особенно замечательно то, что несмотря на рассеянность по всему миру, все эти иудеи рассеяния отнюдь не затерялись между иноплемёнными и чужеземными народами, а как бы составляли один народ, связанный между собой неразрывными узами. Правда, они забыли свой язык, говорили и писали по преимуществу на греческом языке (вследствие чего и назывались эллинистами). Но общая вера в живого Бога, который продолжал опекать свой избранный народ, не только внушала иудеям чувство своего превосходства над окружающими язычниками с их мёртвыми и ничтожными богами, но и охраняла их от смешения с ними.

Привязанность иудеев к Закону Моисея также содействовала поддержанию в них сознания своей избранности, их отличия от других окружающих народов. Этот Закон определял каждый шаг их жизни, устанавливал своеобразные нравы и обычаи, придавая религиозное значение всякому проявлению жизни и деятельности, и этим воздвигал ту стену, которая не позволяла им смешиваться с язычниками.

Кроме того, у них было общее Святое Писание, на котором воспитывался весь народ, проникаясь духом, который не имел ничего общего с языческим миром. Учение, преподаваемое святыми книгами, дополнялось в синагоге. Где бы ни жили иудеи, они непременно собирались по субботам в синагогах, бывших для них школами Закона Божия, для общей молитвы и взаимного назидания и объяснения Святого Писания, и эти собрания поддерживали в них общинный дух единения и взаимности.

Но одним из самых сильных средств поддержания единства между иудейским миром было его постоянное сношение с Иерусалимом как общим центром всего иудейства.

Каждый год отовсюду через особых уполномоченных различные общины посылали в Иерусалим узаконенную подать в священного полсикля и щедрые приношения. Туда же прибывали все, кому нужно было добиться решения каких-либо важных дел от первосвященника или синедриона, а также и все, кто хотел получить высшее образование в школах. Наконец, ежегодные праздники привлекали в Иерусалим тысячи богомольцев, которые стекались со всех концов мира.

Из Иерусалима во все страны мира расходились книжники, которые, получив образование в школах «мудрых», искали себе поле деятельности среди единоплеменников в различных странах. Из Иерусалима же ежегодно рассылались по всем иудейским общинам календари и особые вестники, с сообщением о наиболее выдающихся событиях, касающихся иудейского мира.

Результатом такого оживлённого взаимообщения было то, что разбросанные по всей земле иудеи живо сознавали себя одним народом, и достаточно было донестись до Иерусалима известию, что какая-нибудь иудейская община терпит голод или нужду, как весь иудейский мир приходил в движение и спешил оказать помощь своим страждущим братьям.

Эта национальная исключительность и взаимная сплочённость иудеев рано стала возбуждать подозрение и вражду в языческих народах. Чувство неприязни не замедлило ещё более усилиться, когда иудеи явились сильными соперниками в торговых делах и стали захватывать в свои руки всю промышленность той или другой страны. Главным их занятием была торговля. Розничная торговля и мелкие денежные обороты были почти исключительно в их руках. Да и вообще, где только можно было заработать деньги, там непременно появлялся иудей. Мы встречаем их в Риме также в качестве учёных, поэтов, актёров и певцов. Многие из них успели скопить громадные богатства. Всё это естественно возбуждало против них местное население, часто попадавшее в денежную кабалу к ним, и ко времени Рождества Христова языческий мир относился к иудеям уже с крайней враждебностью и презрением.

Несмотря однако же на такое отношение языческого мира к иудеям, влияния их на этот мир не отрицали сами язычники, и оно усиливалось с каждым годом. Этому содействовало само состояние языческого мира. Он клонился уже к упадку и разложению. Великие монархии – Египетская, Ассирийская, Вавилонская и Персидская – все поочерёдно господствовали и исчезли. Александр Македонский пытался воссоздать их на почве греческой культуры, но созданная им империя не пережила своего основателя и после его смерти распалась на несколько отдельных частей, которые легко сделались добычей Рима.

И вот Рим сделался властелином всего мира. Римские легионы победоносно пронеслись от берегов Евфрата на востоке до столпов Геркулеса  на западе, и от берегов северной Африки на юге до Британских островов на севере. Достоянием их сделалась вся площадь земного шара, на которой проходила древняя история и которая включала новые страны с новыми полудикими народами, ожидавшими культурного возрождения. Великолепные военные дороги римлян соединили между собой народы всего цивилизованного мира, и началось изумительное круговращение в области религии, литературы, искусства и промышленности, какого ещё не видано было в истории человечества.

Рим как столица мира стягивал к себе всё, что было лучшего в тогдашнем мире, и из него обратно расходилась во все стороны своеобразная римская цивилизация, разносимая легионами, правителями, писателями, купцами и промышленниками всякого рода. Это необычайное взаимообщение народов имело глубокое влияние на религиозно-нравственное состояние языческого мира.

В Риме пришли в столкновение между собой всевозможные языческие культы. Их бесконечное разнообразие по необходимости должно было привести к убеждению, что языческие боги это порождение самих народов и отнюдь не в состоянии удовлетворять присущей человеку потребности в безусловной истине религии.

Лучшие язычники стали надеяться, что откуда-нибудь должно было прийти спасение, если не от людей, то свыше. И надежда эта как раз совпала с теми ожиданиями Избавителя мира, которое всё сильнее разгоралось в иудейском мире и всё шире распространялось через иудеев среди языческих народов. По свидетельству древнеримских историков Светония и Тацита, в то время между римлянами и другими языческими народами ходила широко распространённая молва, что на востоке скоро появится могущественный царь, который покорит весь мир.

Всё таким образом показывало, что приблизилось «исполнение времён». Собственно среди иудеев ожидание пришествия Спасителя или Мессии достигло наивысшего напряжения. Древние предсказания Пророков сделались предметом самого тщательного изучения и истолкования, и самой любимой книгой была Книга пророка Даниила с её точнейшими определениями касательно времени явления Мессии.

Таким образом, мир был готов к приходу Иисуса Христа.

 

Назад Вперед