Афины в середине 5-го века до н.э.

В середине 5-го века до н.э. Афины были самым богатым  и одним из самых могущественных городов-государств всей Греции. В Афинах была демократия, то есть власть народа. Все афинские граждане на общем собрании избирали людей на высокие должности и могли сами быть избранными. Но это была рабовладельческая демократия. Афинский демос был заинтересован в укреплении рабовладельческого строя и усилении рабовладельческого государства.

Наибольшего могущества Афины достигли в то время, когда во главе управления государством стоял величайший государственный деятель Греции Перикл.

Как пишет Эдуард Шюре, год рождения Платона (429 г. до н.э.) совпадает с годом смерти Перикла. Но точная дата его рождения неизвестна. Большинство исследователей полагает, что Платон родился в 428 или 427 году до н.э. в Афинах.

Политический горизонт, окружавший детство и юность Платона, был мрачен и неспокоен. После смерти Перикла внутри Афин начались мятежи и ссоры; извне – война на суше и на море. Ему было 25 лет, когда при разрушении стен города он видел торжествующего врага, буквально танцующего на развалинах его родины.

Эти зрелища наполнили грустью молодую душу Платона, но они не сломили её.

Что касается религии и морали греков того времени, то пёстрое разнообразие их жизни не было приведено к единству никаким религиозным авторитетом, никаким уставом. Различные периоды, разные местные и общественные круги сильно расходятся друг с другом по нравственным воззрениям. Но, несмотря на все эти различия, всё же можно дать общую характеристику, так как греки в границах, обусловленных их общими склонностями и способностями, развивались в одном определённом направлении и их нравственные черты получили отпечаток определённого типа.

Хотя греки и стремились основать мораль на религии, но последняя не удовлетворяла их нравственным потребностям. Между существующей религией и нравственностью происходили частые столкновения.

Нормами морали служили обычай и закон. И тот и другой имели религиозную санкцию.

Для нравственности грекам не удалось найти прочной основы. Позднее эту задачу глубоко и широко поставил Платон, но в народном сознании она так и не была разрешена.

Нравственность находила себе в религиозных представлениях крайне недостаточную опору. Главное, чего требует от религии нравственность, – это идея Бога, которая бы служила выражением мысли о справедливом управлении миром. Но именно этой-то идеи и не было у греков. Между мифологическими образами и хранителями нравственных законов в мире не существовало никакой иной связи, кроме того, что те и другие носили одинаковые названия, и эта одинаковость вводила в соблазн многих. На богов, которые преследуют свои личные интересы, которые не единодушны между собой и совершают всякого рода постыдные дела, нельзя полагаться как на правителей мира. А между тем управление миром приписывалось Зевсу и другим богам. Когда это противоречие сознавалось, то для обозначения управления миром употребляли неопределённые, безличные способы выражения.

Но не только деятели мирового управления, но и содержание и тенденция этого управления большей частью оставалась в тумане. Греки не знали злых богов, которые бы по своей сущности всегда враждебно противостояли добрым. Но своим собственным богам они приписывали произвольные вредные действия. Это вело, с одной стороны, к резкому учению Геродота о зависти богов, с другой, – к оппозиции Платона, который производил от богов только доброе, но вместе с тем представлял, что мир и жизнь по большей части существуют раздельно. Таким образом, греки не могли выработать себе религиозной идеи Провидения.

Боги, не отвечающие потребности в справедливом управлении миром, столь же мало могли служить и образцами нравственности. С этим существенно связано то, что греки так мало ощущали свою внутреннюю связь с богами. Для них боги не имели никакой притягательной силы, не могли оказать никакого очищающего влияния.

Таким образом, греки искали в религии руководство для нравственной жизни – и не находили его. Их главные добродетели: мудрость, мужество, благоразумие, справедливость – имеют к богам лишь косвенное отношение. У этого народа, с его высокими стремлениями и необузданным чувством свободы, грех состоял, главным образом, в несоблюдении должных границ, в гордости. Во всяком случае оценка греческой этики будет слишком низка, если не обратить внимания на то, что ею были поставлены тонкие этические проблемы. Ни один народ древности не брал на себя таких возвышенных задач и не чувствовал столь глубоко своих недостатков.

 

Назад Вперед