Б.Н.Абрамов – духовный сын Рерихов

Следует рассказать ещё об одном человеке, которого Е.И.Рерих в своих письмах называла «духовным сыном», – о Борисе Николаевиче Абрамове (1897–1972), составителе серии книг под названием «Грани Агни Йоги». Судьба этого человека не похожа на судьбы его современников. Его подвиг совершался в одиночестве, мало кто знал о его самоотверженном пути.

Борис Николаевич Абрамов, ближайший ученик Н.К.Рериха, родился 2 августа 1897 года в Нижнем Новгороде в семье потомственного дворянина. Получил хорошее образование. Летом 1918 года он был призван офицером в Белую армию адмирала Колчака, прошёл Великий Сибирский Ледяной поход и с волной отступающей Белой армии в декабре 1920 года эмигрировал в Харбин (Китай).

Харбин являлся административным центром Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) – русской магистрали, проходившей по территории Маньчжурии. В те годы это был крупный центр русской культуры за рубежом, уникальный город, в котором, даже спустя 30 лет после Октябрьской революции, общественная и культурная жизнь продолжала протекать по укладу дореволюционной России. В школах, высших учебных заведениях, театрах, храмах – везде языком общения был русский. Издавались русские книги, газеты и журналы на русском языке.

Б.Н.Абрамов был человеком высокой культуры, всесторонне образован. Любил и хорошо знал литературу, музыку, живопись. Писал стихи и рассказы на духовно-нравственные темы, рисовал акварели – пейзажи и символические картины, сочинял музыку.

Примерно в 1921 году Борис Николаевич открыл для себя индийскую философию и теософию. Он вступил в переписку с издательницей владивостокского теософского журнала «Новые мысли, новые пути», Е.Г.Зариной. Судя по его письмам, она была первым человеком, с которым Абрамов мог обсуждать возникавшие у него мысли о духовной стороне жизни. Из Владивостока он стал получать книги по теософии, которые читал сам и делился со знакомыми в Харбине. С этого времени его духовная работа стала непрерывной.

Началась углублённая внутренняя работа и накопление знаний. Абрамов писал в письме Е.Г.Зариной: «Я глубоко убеждён, что…не правительства и общественный строй надо переделать, а надо переделать самих себя – и остальное придёт само…».

В январе 1929 года Борис Николаевич женился на Нине Ивановне Шахрай. Она разделяла увлечения мужа, они оба читали теософскую литературу и состояли в Ордене Розенкрейцеров.

В 1934 году произошла судьбоносная встреча Б.Н.Абрамова с Н.К.Рерихом и его сыном, востоковедом Ю.Н.Рерихом, посетившими Харбин во время Маньчжурской экспедиции. Они остановились у брата Рериха – Владимира Константиновича, жившего напротив дома, где в то время жили Абрамовы.

Борис Николаевич глубоко проникся духовно-философскими и культурно-просветительными идеями Рерихов; он стал сотрудником Русского комитета Пакта Рериха по защите культурных ценностей.

Личность Н.К.Рериха была притягательной. Русское население города с уважением встретило своего земляка, известного уже в те годы как выдающегося художника, путешественника, учёного. За границей было известно также и философское мировоззрение Николая Константиновича. К нему устремились люди, жившие духовными интересами, те, кто задумывался над своим жизненным предназначением.

Из многих приходивших к нему харбинцев Н.К.Рерих выбрал людей духовно наиболее готовых к сотрудничеству с ним, признававших его своим земным учителем – гуру. Вскоре сложился кружок, так называемое харбинское «Содружество», активными членами которого стали и супруги Абрамовы. Пока Рерих находился в Харбине, он часто встречался со своими учениками, проводил занятия, на которых передавал свой опыт и знания об основах Учения Живой Этики (Агни Йоги).

Перед своим возвращением в Индию Николай Константинович в знак особой духовной близости вручил Борису Николаевичу и Нине Ивановне Абрамовым привезённые им из Гималаев кольца ученичества. С отъездом Н.К.Рериха в Индию установленный контакт не прерывался, шла переписка.

Постепенно Б.Н.Абрамов стал одним из лидеров «Содружества», у него появились ученики, с которыми он занимался изучением Живой Этики, передавал накопленный опыт.

В 1941 году произошла встреча Б.Н.Абрамова с педагогом-музыкантом Н.Д.Спириной (1911–2004), которая стала его преданной ученицей. Наталия Дмитриевна вспоминала об этом так:

«В Харбине, когда я начала заниматься Живой Этикой, мне посчастливилось встретить духовного Учителя, уже очень много знавшего, очень давно приобщённого к этому, – Бориса Николаевича Абрамова. Он принял меня в свою группу, где под его руководством я много лет изучала Живую Этику. Это очень сложное, многогранное Учение, охватывающее всю жизнь, почему оно и называется Живая Этика…».

 

Ещё в 1940-е годы Борис Николаевич Абрамов стал мысленно воспринимать сначала отдельные слова, а затем и целые фразы, приходящие к нему из Пространства. Он записывал их, но сомневался в их источнике. Н.Д.Спирина пишет:

«Мы при каждой встрече жадно слушали чтение его Записей и черпали из них всё необходимое для нашего продвижения. … Это было конкретное проявление через его канал непрестанной заботы Иерархии о нас, выраженное в доступной нам форме, в виде советов, указаний, мыслей».

Новые явления восприятия фраз из Пространства были неожиданны, вызывали у Абрамова сомнения и вопросы. В письме Н.К.Рериху о новом и неожиданном опыте в своей жизни он спрашивал, как расценить это явление и как к нему относиться.

Ответ пришёл не от Николая Константиновича, а от Елены Ивановны, которая обращалась к нему с просьбой прислать образцы полученных записей. Послав эти записи Елене Ивановне, Б.Н.Абрамов получил от неё ответ, подтверждающий их Высокий Источник. Так он стал одним из корреспондентов Е.И.Рерих. Её переписка с ним носила особый, сердечный характер – во многих письмах Елена Ивановна обращалась к нему со словами «родной мой сын Борис», признавая его своим духовным сыном.

По словам Н.Д.Спириной, Елена Ивановна убеждала Абрамова, что его основная миссия в этом воплощении заключалась в создании и укреплении прямого провода с Иерархией Света, посредством которого он получал сообщения и указания из Высшего Источника и записывал их.

Е.И.Рерих писала ему:

«Родной мой Борис, отбросьте все сомнения. Помните, что пока Вы связаны любовью, преданностью к Великому Образу, никто и ничто не может нарушить эту связь. Конечно, понимаю сердцем, как Вам хочется слышать подтверждение этой связи, и с радостью, троекратно, подтверждаю: то, что Вы передаёте мне, как именно исходящее из Высшего Источника.

…Не опасайтесь некоторого сомнения в себе, в свои силы, но вложите всё доверие во Владыку и стремитесь лишь выполнить возложенную на Вас миссию уявиться свидетелем проявлений Великого Владыки. Очень хотела бы иметь ещё строки Изречений, явленных Вам. Храните эти жемчужины и не удивляйтесь, что услышанное и рождающееся в Вашем мозгу близко получаемому Учению, но иначе как же усвоить даваемое?».

Елена Ивановна настоятельно советовала продолжать делать Записи. Борис Николаевич послушался этого совета и до конца своих дней продолжал почти ежедневно записывать поступающую информацию.

Конечно, необходима была полная мобилизация не только физических, но и духовных сил. Информация, как правило, приходила, когда он ещё спал; её нужно было сразу же перенести на бумагу, так как плотная физическая оболочка человека не в состоянии долго удерживать в памяти тонкие Касания Высших Сфер.

Н.Д.Спирина вспоминала:

«Борис Николаевич, в основном, получал сообщения под утро, на грани сна, перед пробуждением. Сначала это были отдельные слова, потом фразы, потом целый поток мыслей. Он заранее готовил небольшие листочки бумаги, пронумеровывал их, потому что писал, находясь ещё в полусне, на ощупь: писал и бросал на пол. А потом я видела, как в свободное от хозяйственной работы время он сидел с этими листочками, часами подолгу расшифровывал написанное и мельчайшим почерком переписывал в тетрадь.

Я видела эти листочки и понимала, какая это была трудоёмкая, кропотливая работа, отнимавшая и время у сна, и много сил. Непросто принимать сообщения Свыше. Для этого приёмник должен быть всегда настроен соответственно, всегда быть в созвучии с Посылающим и посылаемым, всегда быть в полной готовности и равновесии. Равновесие требовалось особое, так как слишком уж велика была разница между высшими вибрациями и окружающей средой».

Такую колоссальную нагрузку из ночи в ночь десятилетиями трудно представить. Этот процесс можно назвать подвигом.

Б.Н.Абрамов получал информацию от Великого Владыки, а после ухода с земного плана Н.К. и Е.И.Рерихов воспринимал также и их сообщения, что отмечено в начале соответствующих Записей словами «Гуру» [Н.К.] и «М.А.Й.» (Матерь Агни Йоги) [Е.И.].

 

Мечтой семьи Рерихов было возвращение на Родину. К этому они призывали и своих близких сотрудников, надеясь на совместный труд с ними в России. В своих письмах Б.Н.Абрамову Рерихи писали о том, что наступит время, когда появится возможность вернуться на Родину. «Вы там нужны», – писали они. Но встрече Абрамова с Рерихами не суждено было состояться – Рерихи ушли из жизни, так и не получив разрешения вернуться на Родину. Это стало возможным только в конце 1950-х годов, когда Н.С.Хрущёв разрешил репатриацию русских, находящихся за рубежом.

Исполняя завет Рерихов о возвращении в Россию, Б.Н.Абрамов с женой осенью 1959 года приехал в Новосибирск. Вслед за ним последовала и его ученица Н.Д.Спирина. Они привезли с собой книги Учения Живой Этики, Записи Бориса Николаевича и его переписку с Рерихами. В те времена провезти такую литературу через границу было большой отвагой, и они расценили это как необыкновенное чудо, так как другим людям ничего провезти через границу не удалось. Они посчитали это помощью Высших Сил, так как настал срок прихода Учения Живой Этики в Россию Азиатскую. Эту Весть, это Учение надо было передать русскому народу. России суждено великое будущее, и надо было начинать готовить это будущее.

Попытки Ю.Н.Рериха помочь Абрамовым обустроиться в Подмосковье прервала его смерть в 1960 году, и вскоре они переехали на постоянное местожительство в небольшой старинный городок Венёв Тульской области, где прошли последние 11 лет жизни Бориса Николаевича.

Несмотря на пенсионный возраст Борис Николаевич преподавал английский язык в вечерней школе, давал частные уроки. Знакомые с ним люди отмечали его глубокие знания, военную выправку, самообладание, интеллигентность и доброжелательность в общении.

В Венёве у Б.Н.Абрамова был небольшой круг знакомых, непростые бытовые условия, болела жена. Его посещали друзья и ученики, приезжавшие из разных городов России, которые нуждались в духовном общении. Прежде всего это были харбинцы, вернувшиеся на Родину.

Каждое лето в Венёв приезжала Н.Д.Спирина, которая работала в Новосибирске педагогом в музыкальной школе и имела летом большой отпуск. Она писала: «За год у меня накапливалось много вопросов по Учению, с Борисом Николаевичем все эти вопросы разрешались. Сейчас у меня накопилось много записей бесед с ним». «Часы счастья» – так назвала Наталия Дмитриевна свои встречи с Борисом Николаевичем. Впоследствии Сибирским Рериховским Обществом были изданы «Искры Света» – записи бесед Н.Д.Спириной с Б.Н.Абрамовым.

Лето 1972 года было очень засушливое и жаркое. Борису Николаевичу приходилось поливать огород, носить воду из колонки и одновременно с этим заготавливать на зиму дрова, которые он сам пилил и колол. Для его сердца эта нагрузка оказалась чрезмерной.

5 сентября 1972 года Борис Николаевич Абрамов ушёл из жизни.

 

Главный труд жизни Б.Н.Абрамова – Записи принятой им от Великих Владык информации. Они развивают и поясняют многие философские идеи, изложенные в Учении Живой Этики. Его Записи – отражение духовного пути человека, устремлённого к Учению, это подлинная энциклопедия духовно-нравственного совершенствования человека.

Пришло время, и многолетний труд Б.Н.Абрамова стал доступным читателю.

В 1993 году в издательстве «Алгим» вышел в свет первый том Записей Б.Н.Абрамова, подготовленный Б.А.Даниловым.

Младший сын Рерихов, Святослав Николаевич, при встрече с Б.А.Даниловым одобрил издание Записей Б.Н.Абрамова ПОСЛЕ опубликования книг Учения Живой Этики. Это условие было выполнено. Названные «Гранями Агни Йоги» Записи Бориса Николаевича Абрамова составили 25 томов, вызвали глубокий интерес у многих людей и получили широкое распространение.

Встреча Абрамова с Н.К.Рерихом была судьбоносной не только для Бориса Николаевича – её следствия предопределили многие важные события в России. Именно благодаря этой встрече стало возможным развитие Рериховского движения в России Азиатской, где возникли многочисленные организации, воплощающие в жизнь идеи Рерихов.

Назад Вперед